История одного отчисления
Внимание, история уходит в прошлое!
Устав вуза изменился, так что некоторые вещи,
излагаемые ниже, неактуальны.
Совет: всегда читайте первоисточник.

История одного отчисления
 

1. Sub article()
Вылетают из универа по разным причинам. Кто-то пишет ПСЖ, кто-то вылетает нестандартно (по общему приказу), но так или иначе это иногда случается. А потом — восстановление и тупые вопросы зевак «а за что отчислили». Ты понимаешь, что им абсолютно все равно, что у них своих проблем выше крыши, и что слушать тебя они не будут, и что в гробу они видали твои аргументы и оправдания. В результате рассказ получается скомканным и проще было бы сказать просто «я-раздолбай-тчк».


В данной статье вряд ли можно будет упрекнуть меня в излишней объективности, но все-таки на бумаге можно изложить мысль более полно и правильно. Знаю, что вникать в это будут немногие, но, по крайней мере, моя совесть чиста: я изложил все так, как мне хотелось бы рассказать, а уж насколько внимательно будете читать — это ваше решение.


2. С чего все началось
Не всякий друг
Распознается вдруг:
Иного годы раскрывают,
Врагом иного называют
За то, что правду говорит,
А рот платочком не прикрыт.
В. Леви


А началось все до ужаса банально. Д. И. Спрозин просто решил погулять по лезвию бритвы и проверить, насколько велика его удачливость. Никто не был против, наоборот, все хлопали в ладошки. Точнее, не все… но ведь всегда приятней слушать тех, кто тебя хвалит и кто тобой восхищается!


Но все было относительно безобидно: хвосты, которые появлялись, рано или поздно обрубались, жизнь казалась прекрасной и потом можно было долго угорать с друзьями, как удалось избежать больших неприятностей, что еще чуть-чуть и… Однако, маховик был уже запущен, с каждым днем он набирал обороты и остановить его можно было только при большом желании (которого не было) и только постепенно.


Но тут, в довершение ко всему, подвернулась работа. И не просто работа, а самая настоящая работа в университете. Нет, не уборщиком или секретарем, а помощником системного администратора, отвечающего за интернет во всем универе. Это был прорыв и выход в новый свет. Д. И. Спрозину все это не на шутку вскружило голову: сетевые протоколы, FreeBSD — знакомство с новым компьютерным миром — миром сетей и юникс систем, где не ступала нога простого пользователя.


3. Маразм крепчал
Крошечный добрый поступок лучше,
чем самые торжественные обещания
Афоризм


Надо заметить, что я попал в довольно интересное время. Но обо все по порядку. Итак, третий курс, середина осеннего семестра… Нас всех вызывает главный начальник Вычислительного центра Матасов. И говорит примерно такую речь: «У нас идет полным ходом инвентаризация компьютеров, самым активным будет к январю выплачена 13-я зарплата. Это очень важно, прошу бросить на это все свои силы, вплоть до того, что я помогу, если возникнут проблемы с учебой».


Д. И. Спрозин намотал это на отросший к тому времени хвост (настоящий, из волос) и даже не представлял, какой жопой это все обернется. Точнее, представлял, но раздолбайская жилка, которая за это время уже была раскопана довольно основательно (вглубь и вширь), взяла свое и погасила еще робкий в то время прагматизм.


Итак, началась так называемая инвентаризация. Насколько я знаю, только в главном корпусе на Миусах порядка восьми сотен компов. Может больше, может меньше, но работы было много всегда. Теперь наряду с самостоятельным изучением сетей и юникс систем (для удовольствия и саморазвития), приходилось очень часто бегать по разным кабинетам и производить опись компьютеров — какое железо, какой антивирус и проч… Добавим к этому еще одну основную обязанность — прием телефонных звонков. Добавим к этому необходимость бегать решать самые разные проблемы — начиная прокладкой сетевых кабелей, обжимкой проводов, настройкой интернета и заканчивая ламерскими проблемами типа «письмо пришло не в той кодировке».


Неудивительно, что _все_ студенты уже к декабрю месяцу испарились. Кто уволился, кто — просто перестал ходить (не забывая получать зарплату!). Зарплату? Ах да, зарплату… ну 1000 рублей в месяц! Ну ладно, не ради зарплаты туда шли. И даже не ради халявного инета. Я туда шел, чтобы попробовать что-то по-настоящему новое в компьютерах. И я это получил! Но вернемся к студентам, точнее их отсутствию.


4. Трое в лодке, не считая компьютеров
Может, был я грешен,
Может, был и свят…
Мертвецам не нужно песен —
Пусть спокойно спят
Жак де Моле


Итак, с начала декабря 2007 года, в Отделе Сетевых Коммуникаций (который позже переименуют в Отдел Сетевых Технологий) работало только три человека (из 10–12!) Это, конечно, начальник А. Белый и зам. начальника А. Захаров (оба к тому времени лет пять, как закончили универ). Третьим человеком был  я. Появлялся я в отделе каждый день (кроме выходных) и по возможности с утра, засиживаясь до семи, а то и до девяти вечера.


Это, конечно, встречало только позитивные отзывы со стороны начальства. Они прикидывались друзьями, не забывая обещать решения проблем с учебой. И тут я не хотел бы, чтобы у вас, дорогой читатель, возник обо мне образ, как о полном лохе, который купился на дешевые посулы. Не то чтобы я серьезно верил, но у меня была надежда, что это что-то типа страховки — на самый крайний случай, если сам не смогу справиться.


К тому времени мой лучший друг, видя мои сплошные неудачи с физхимией, как бы случайно обронил: «Кирилл, у меня опустились руки». Я не придал этому серьезного значения и, как потом оказалось, зря… От работы новых знаний я получал все меньше, и уволься я тогда… Но история не терпит сослагательного наклонения. Забегая вперед, скажу, что с другом мы разошлись, как в море корабли. Без скандала и без разборок — он практически полностью переключился на общество отличников, где я чувствовал себя белой вороной, да и они это чувствовали: темы, которые ими обсуждались, были совершенно мне неинтересны, равно как не были интересны им мои. Не буду раскрывать всех подробностей, скажу только, что когда мы собрались после одного из экзаменов, я почувствовал себя в этой компании совсем лишним и тихо ушел. Никто меня не окликнул, да я и не ждал этого, хотя и не предполагал, что ухожу навсегда…


Но это потом, а пока у меня были поводы радоваться жизни. Однако, беда не приходит одна и к общему потоку дел присоединилась аттестация вуза. Наш отдел она касалась непосредственно, так как тестирование студентов происходило на компьютерах, которые нужно было контролировать. Кому? Правильно, больше половины дежурств в результате выпало на меня. Нет, разделили эти дежурства между всеми, но… Лично я не мог сказать «идите к черту, не моя смена», когда с утра подходил к двери компьютерного зала и видел ждущих студентов и преподавателей. Может быть стоило вместо этого идти на ту же физхимию, но на рабочем месте никого не было, а тестирование уже должно было начаться… Как работник отдела, я поступал по совести — и даже сейчас не считаю, что был неправ, несмотря на то, что во мне постепенно уже вырос и окреп скептик и прагматик.


5. На измене
Высесть на измену означает… пребывать
в ожидании скорого и неотвратимого пиздеца
slovoborg.ru


И вот, закончился столь сложный семестр. Удивительно каким образом, но мне удалось сдать почти все экзамены и _все_ зачеты. Если в декабре у меня намечались хвосты по всем предметам (ну или почти по всем), то к январю физхимия оказалась единственной проблемой, но какой проблемой! Половина несданных лабораторок, нехватка двух десятков баллов до 35… В январе положение усугубилось тем, что экзамен по ПАХТу был успешно провален.


Д. И. Спрозин высел на измену и начал шевелить всеми своими конечностями: руками, ногами, хвостом… И не только своими. К тому времени многие уже сдали свои экзамены и некоторые даже пытались мне помочь. Но тут сыграло шутку два фактора: во-первых, я в то время еще _не умел_ просить о помощи, а во-вторых, ситуация уже становилась похожа на «доктор сказал в морг — значит в морг».


На работу пришлось довольно прилично подзабить и какого же было мое удивление и возмущение, когда оказалось, что меня вызывают на ковер начальнику «за отлынивание от работы». Матасов сидел спокойно у себя в кресле и, сверля меня доброжелательной улыбкой, спросил, в чем дело. Я ответил, что сейчас я не могу работать в полную силу, т. к. надо решать проблемы с физхимией. Попутно я намекнул об обещании о помощи, на которую я имел полное право, т. к. 13-ю зарплату я получил, что подтверждает мои заслуги. Реакция Матасова была в равной степени неожиданна и пропитана подлостью: «А что, вы не хотите больше здесь работать?», — сказал он таким тоном, что уже было понятно, что ему проще меня уволить, чем заниматься моими проблемами.


Тем не менее, я сделал вид, что все нормально и спокойно объяснил, что я очень хочу работать, но мне сейчас нужна помощь. Матасов, задав еще несколько ничего не значащих вопросов, сказал: «Ладно, приноси на листе бумаги названия предметов, имена преподавателей и баллы». Было, конечно, глупо на что-то надеяться, но терять мне было уже нечего, а потому я через пару дней принес распечатанный отчет с ПАХТом и физхимией.


Матасов, посмотрев на лист, заметил: «с физхимией сделать что-то будет сложно, а с ПАХТом проблему постараюсь решить — приходи через две недели». Те, кто устраивался когда-нибудь на работу, знают известный вежливый отказ на собеседовании: «спасибо, мы вам перезвоним через две недели». Ну да ладно, подумал я, хоть с ПАХТом проблема решиться, а я пока могу заняться ФХ. Через две недели Матасов попросил подойти еще через неделю и мне уже стало все окончательно ясно. Белый А., правда, периодически тешил меня обещаниями, что вот-вот и с ПАХТом все будет решено…


6. Итоги года
Вскрытие показало…
пациент умер от вскрытия
Анекдот


…С ПАХТом проблему в итоге пришлось решать самому — договорился с преподом, сдал с энной попытки, но… это была пиррова победа. И даже не победа никакая, потому что все равно на мне висело два хвоста по физхимии, плюс… опять ПАХТ! Причем ПАХТ повис на мне снова довольно интересно: в день консультации звонит препод нашей старосте и говорит, что он задержится, 35 баллов поставит всем, а потому ждать его могут только те, кому нужно больше.


Неудивительно, что мне при моем положении больше 35 и не надо было, а потому я с радостью отправился домой. В таком состоянии радости я пробыл до самого экзамена, придя на который я узнал, что… не допущен до него! Это был последний гвоздь в крышку гроба отчисления, причем, как потом оказалось, лишний — сданный ПАХТ бы уже ничего не решил.


А тут еще вызвали срочно на работу — но только с тем, чтобы сообщить, что я уволен. Причины были очень размыты и натянуты, хотя назвали целых три: «недостаточная ответственность, недостаточная вежливость и вообще работа мешает(!) твоей учебе»… Тем не менее, я не терял надежду: бегал, сдавал другие экзамены, вот только нужно было бегать по другому поводу…


7. Чего стоит актуальность информации
Идет дядька по улице, и видит что на столбе,
на самом верху висит объявление.
Забрался он туда и читает: «Осторожно окрашено!»…
Анекдот


Прошло тревожное лето, за которое пришлось выслушать, а скорее прочитать, множество баек о том, как вылетают из универа, причем байки были очень противоречивы. За это время у меня сформировалось несколько планов, как укрепить позиции в универе, хотя все они были очень призрачными. Например, перевод на политологию (меня когда-то политологичка звала туда — была поражена моим выступление о Черчилле) или предложение деканату сделать экологический сайт… Большинство этих планов оказались мертворожденными, остальные — потерпели полный крах еще на первых стадиях (например, когда я пришел на политологию, мне сказали, что им «своих раздолбаев девать некуда»).


Где-то в октябре месяце меня вызвал деканат:
— ПАХТ сдал?
— А это бы помогло?
— Нет…
В общем, мне сказали, что мой случай — однозначное отчисление, а потому мне дается пару недель на улаживание основных проблем, после чего я должен буду писать ПСЖ. Если бы деканат знал, что он делает, отпуская меня! Но этого никто не мог и представить, даже я сам. И я написал бы ПСЖ, если бы… не наткнулся на устав универа! Точнее, я и не наткнулся — ссылку на него мне дала студентка, которая обитает на нашем форуме под ником McGee.


С Уставом универа долго шаманить мне не пришлось — я быстро нашел раздел об отчислениях:

6.6. Студент РХТУ им. Д.И. Менделеева, отчисленный по собственному желанию или по
уважительной причине, имеет в течение 5 лет право на восстановление в Университете для
продолжения обучения с сохранением основы обучения (бесплатной или платной), в
соответствии с которой он обучался до отчисления…

Казалось бы противоречие: с такой информацией я должен был сломя голову бежать писать ПСЖ! Однако, дальше было очень интересное замечание:

Восстановление лиц, отчисленных по неуважительным причинам, если оно осуществляется впервые, производится на тех же основаниях.

Это было последней каплей. Нарыв, который зрел с момента предательства Матасова, наконец, взорвался! Тут было все: обида, ненависть, злоба, разочарование… ПОЧЕМУ, спрашивал я себя, почему деканат не упомянул о возможности спокойно восстановиться по ПСЖ в конце 3-го курса? В этом случае я потерял бы только год! А теперь в деканате мне парили мозг про платный повтор курса при отказе от которого я терял два года… Ну нет, подумал я, мною было сделано столько почти бесплатной работы для универа, что не я универу, а скорее универ мне должен. Чтобы я после всего заплатил хотя бы копейку (а в моем случае вытекало на повтор курса + лабы порядка 17-ти тысяч!) — ни за что!


А дальше рассуждения были довольно просты и логичны: если я не собираюсь платить универу, то мне все равно: по ПСЖ отчисляться или нет — в обоих случаях у меня никаких гарантий. Да, думал я, ПСЖ дает возможность вылетать и восстанавливаться до первого инфаркта, но _зачем_ мне это? Я допустил ряд ошибок — с этим придется смириться — человек имеет право на ошибку. За ошибки надо расплачиваться — тоже верно так же, как дважды два. Но зачем поощрять себя?! Если я вылетаю, то нужно на случай восстановления сжечь все мосты, чтобы я не смог восстановиться более одного раза — это будет хорошим стимулом к учебе.


Итак, поскольку перспектива вечного студента меня не устраивала (тем более, в рамках этого универа), я решил ПСЖ не писать.


8. Бегство от деканата
Больше в деканате мне делать было нечего, и я решил спокойно ждать отчисления. Спокойно не получилось. Деканат явно не разделял моей точки зрения, что ПСЖ мне не нужно, а потому постоянно капал на мозг старосте, чтобы она отправила меня в деканат. Где-то в начале декабря это ей удалось — я пришел в деканат, получил там приличную головомойку, после чего мне был вручен чистый лист бумаги для написания ПСЖ. Я отказался. Деканат был озадачен. Деканат был в шоке. Я это предвидел, а потому мой отказ был в форме просьбы подумать до завтра. Деканат отпустил меня с большим сомнением: «только не пропадай». Интересно, как они догадались? :-)


Ноябрь и декабрь месяцы прошли в постоянном бегстве и увиливании: мне писали смски, мне звонили из деканта, причем староста принимала в этом не меньшее участие, но это ее работа… Помню, например, пришел я на социологию, староста как-то странно на меня посмотрела, потом вышла, а зашла уже протягивая мне трубку телефона, откуда вещал сдержанный голос из деканата, требующий моего немедленного появления. Я вышел из кабинета, но отправился не в деканат, а в сторону метро — как я потом это объяснял, у меня неожиданно возникло неотложное дело.


Были и забавные диалоги:
Староста:
— Кирилл, а ты знаешь, что я уже подписала приказ о твоем отчислении?
— Ну и что? Мне какая разница?
— ????… ладно… но ты все-таки зайди в понедельник в деканат.
— Зачем? :-)))
— Ну… приказ подписан не до конца, можно написать ПСЖ.
— Ладно, подойду… если не забуду (мой стандартный ответ, предполагающий, что я забуду).


9. Тайное стало явным
С Января месяца я больше не мог появляться на семинарах — из деканата пришли списки уже без меня, а потому в журнал я попасть не мог. До конца года я появлялся только на лекциях, да и то не на всех. Зря ли я ходил? Нет. Я обрел нового друга, человека, готового поддержать (и поддержавшего!) в трудную минуту и приложить все силы для помощи — излишне говорить, что взаимно. Самой большой проблемой было — как сказать родителям о моем безрадостном итоге в учебе. Помог Его Величество Случай.


…В ту ночь мне снились кошмары, которые прервались телефонным звонком. Звонила мама: «Кирилл, что случилось? Я приложила твой проездной к валидатору, он показал „заблокированио“. Тебя случайно не отчислили?» Я пообещал разобраться и на следующий день поехал в деканат. Итак, захожу в деканат:
— Здравствуйте, это было эффектно, когда меня не пропустил проездной в метро, а валидатор сказал, что карта заблокирована.
— Ты чего пришел?
— Ну… ваш жест видимо означает, что вы хотели меня видеть?
— Видеть я хотела тебя еще давно… Ну и? Что делал, что собираешься делать сейчас, что собираешься делать потом?
— Давайте разберемся с «сейчас». Как понимаю, мне нужно забрать документы?
— А… разве восстанавливаться не будешь?
— Ну, если есть возможность…


Дальше был разговор, подробностей которого я не помню, но суть в том, что меня, в конце концов, было решено запихнуть в параллельную группу на 3-й курс (не Э-34, а Э-33). Вот так, пройдя столь долгий путь, я оказался снова на третьем курсе.


10. End Sub.
 — Я не могу вернуться?
 — Нет. А если бы мог, захотел бы?
Матрица


Как я и обещал, статья получилась не очень объективной, но зато в ней отражено почти все, о чем я хотел бы рассказать. Некоторые подробности опущены — о большинстве из них известно только моим близким друзьям, но в целом я постарался ничего не упустить. «Ну вот, все виноваты, а ты такой милый и пушистый ангел», — скажет кто-то. Нет, я таковым себя не считаю, но никогда не был склонен заниматься излишним самобичеванием.


Случилось то, что случилось. Жалею ли я об этом? Нет. Я узнал еще лучше цену дружбы, получил бесценный опыт в работе с людьми, попробовал на зуб гранит бюрократии… Если бы мне предложили вернуть время вспять, я бы ничего не менял — те, кто меня жалеют, просто не понимают, как велико полученное мною богатство, которое нельзя получить ни на каких курсах и ни за какие деньги…


Писал я эту статью с одной целью: ответить на распространенный вопрос, почему _я_ вылетел из универа. Упаси вас боже, принять описанное здесь за советы. Вспоминается две поговорки: «У каждого свой путь» и, самое главное, «Знать путь и пройти его — не одно и то же».


© Д. И. Спрозин
2009 год